юмор, сатира

 

 

Олег ПРЯНИЧНИКОВ. Юморески

 

 

 

                                                       Космический бизнес Ползункова

 

 

Кто чем торгует, а Ползунков долгое время торговал НЛО. В жару ли, в холод стоял Ползунков в длинном ряду палаток и бойко рекламировал необычный товар двустишиями, типа:

Не бери китайское фуфло,

Лучше  покупай НЛО!

И так далее в таком духе. Товар Ползункова состоял из тарелочек, которые, беспокойно мигая фарками даже днём, парили в огромной стогообразной клетке: одни, чуть слышно жужжа, другие – молчком, и ждали своей участи.

Впрочем, не думайте, тарелочки казались безобидными лишь на незнающий взгляд, в самый неподходящий момент они могли сыграть злую шутку. Так, для примера протягивает Ползунков заезжему покупателю «игрушку», тот, дурак, естественно, разевает рот от удивления, и вдруг из тарелочки вываливается дверца, на дверцу выбегает дюжина инопланетян и начинает беспорядочно палить из маленьких бластеров. В таком случае Ползунков накидывал на НЛО зимнюю шапку и извинялся, смущённо улыбаясь. Часто покупатель всё равно покупал сногсшибательную в прямом смысле вещь. Но иной с несколько поведённой челюстью убегал куда-то жаловаться, а иной и бил Ползункова.

Особой популярностью товар пользовался у детишек. На заработанные на мойке машин деньги они покупали тарелочки стопками, а затем у себя в школе предлагали молоденьким училкам нажать на ту или иную кнопку. (Кстати учительниц тогда катастрофически стало не хватать в городе).

Дети про НЛО знали всё (разбирали – собирали) и поэтому отходили сразу на безопасное расстояние, а наивные по молодости училки давили, разинув рот, и ждали сюрприза. А сюрпризы получались ого-го!

То тарелочка взорвётся перед самым припудренным носиком (после чего носик бесполезно пудрить лет сто), то просто пукнет слезоточивым газом вроде «черёмухи». А то всё та же весёлая компания устраивала разборки при помощи бластеров. Иногда, правда, выкатывали и тяжёлую артиллерию, но опять же крохотную, чего там.

Хорошо покупали НЛО металлисты и панки. Вы только представьте этакого кожаного красавца с тарелочкой, оттягивающей ухо до земли или, наоборот, – до уровня первого этажа, ведь тарелочки тоже хотели свободы и пытались при любой возможности улететь в родной космос.

Была у Ползункова и постоянная клиентка – сухая, хромая бабка. Она нередко подходила к палатке Ползункова, минут пять приглядывалась к посуде (так она называла тарелочки), а потом понравившуюся обрызгивала дихлофосом. От отравы тарелочка падала на дно клетки и вытягивала шасси. Бабка выуживала умерщвлённую посудину своим костылём и тщательно вытряхивала из неё содержимое. После бабки Ползунков сильно расстраивался и по несколько раз сбивался, пересчитывая деньги. Иногда плакал.

Однажды у Ползункова появились конкуренты с конкретной лажей, то есть с явной подделкой. Почему это были подделки? Ну во-первых, тарелочки у них не летали, во-вторых, не пукали, как на них ни дави, и, в-третьих, кроме тараканов в этих псевдотарелочках никто не жил.

От конкурентов Ползункову помог избавиться сам рынок, то бишь покупатели, они просто не стали покупать тарелочки-лажу, и конкуренты исчезли, словно их и не было.

Долгое время успешно торговал Ползунков НЛО, но вот пропал мужик и никакая полиция его не может найти. И дело не в конкурентах, мне представляется, допрыгался Ползунков – с сачком в руках в аномальных зонах и сидит сейчас где-нибудь на Альфе-Центавре в альфообразной клетке и жалобно скулит, с рук не ест, тоскует по Родине. Вот тут и призадумаешься, прежде чем в бизнес удариться.

 

 

 

                                         Сказка с моралью

 

 

Надумал Иван-царевич жениться и отправился он себе невесту искать.

Вот идёт Иван-царевич лесом, вдруг видит – избушка с окошком на курьих ножках стоит, нет, вру, на хорошеньких ножках стоит, как говорится: от ушей ножках.

– Оппаньки! – заудивлялся Иван-царевич, рассматривая ножки. А они явно девичьи – не волосатые, без варикоза, в туфлях на высоком каблуке.

– Эт-то что за чудо?! – продолжает удивляться Иванушка, шапшонку на затылок сдвинув. – Это, а где это, ну, что до ног?! А?! Избушка?! Не верю я в симбиоз дерева с девичьими ножками на высоком каблуке. Избушка! Ты говорить можешь?!

– Могу, – отвечает избушка ангельским голоском.

– Ну?

– Гну! Здесь это, в избушке, что до.

– Хе. А зайти в тебя можно, избушка?!

– Это зачем?

– Как это зачем? Посмотреть! Такие ножки. Наверное и всё остальное, что до ног, тоже прелесть. Если так – женюсь, ей богу, женюсь.

– Точно женишься?

– Папой-царём клянусь!

– Тогда заходи.

Заходит Иван-царевич в избушку, а там... мать-перемать. А там баба-Яга по пояс своей дряхлостью в пол вросла. Низ, значит, у неё хорошо сохранился, а вот верх...

Стоит руки в боки и улыбается своим беззубым ртом – ужас!

Иванушка метнулся было обратно к двери – фиг! Двери не открыть простому человеку, и окошко жалюзи алюминиевые наглухо зашторили – сами, без чьей либо помощи.

– Оппаньки! – противным голосом проскрипела баба-Яга и захохотала как сумасшедшая. – Обещал жениться? Папой-царём клялся? Теперь женишься, никуда не денешься. Понял?!

– Мама! – всхлипнул Иван-царевич-дурачок и по стеночке сполз сопелькой. Понял он. Понял, что влип по самое тридевятое царство. Во как бывает.

Мораль – не ведись на ножки, Иванушка в шапшонке.

 

 

 

                                                              Херя

 

 

Купил я на птичьем рынке попугая. Разноцветный красавец сразу привлёк моё внимание, к тому же не говорящий. А мне и нужен не говорящий, я тишину люблю. Правда иногда, в длинный выходной, поговорить с кем-нибудь хочется. Вот и поговорю, если что, а он пусть молчит и слушает.

Принёс я попугая домой, посадил его в клетку, корма насыпал, водички налил и имя ему дал – Кеша, ведь я покупал его как птичку мужского пола.

На следующий день этот Кеша мужского пола попугайчихой оказался. Я это понял, когда увидел снесённое им серое яйцо в чёрную крапинку. Так Кеша стал Ксенией.

А вскоре из яйца попугайчонок вылупился. Попугайчонок получился некрасивым: облезлый, бесцветный. Но это полбеды. Вылупившись, страшный попугайчонок поклевал корма, попил водички и... чётко произнёс четыре слова. Первое – мама, второе – мать, третье – твою.

Четвёртое слово было непечатным, поэтому я поднёс к его клюву кулак.

– Ещё одно непечатное слово, – сказал я, – и я брошу тебя уличным котам. Понял?

Птенец нехотя кивнул и ответил с вызовом:

– Не бери на понт, начальник!

И тут до меня дошло окончательно, я схватился за голову:

– Так ты и впрямь говорящий?!

– Ну, – буркнул птенец и цыкнул слюной в угол клетки, где как раз съёжилась в комок его мать.

– А почему не говорит твоя мама? – спросил я.

– Она не поддаётся обучению человеческой речи, – ответил птенец. – А меня и учить не надо, у меня это врождённое. Мой папа, я так думаю, такой же, все его гены ко мне перешли. И привычки. Кстати, ёкарный бабай, закурить не будет?

– Я не курю, – огрызнулся я.

Время было позднее, я лёг спать, но перед этим на клетку напялил наволочку.

Три часа птенец не давал мне заснуть. То он орал:

– Незаконно режим ужесточаешь! Убери тряпку, начальник!

То пел блатные песни. То заставлял свою маму хоть из-под земли достать игральные карты. То вслух рассуждал, как ему из корма и воды сварганить брагу. То... В конце концов я не выдержал и замотал птенцу клюв скотчем.

Чудо-юдо-птенец рос не по дням, а по часам, вскоре он стал вдвое больше своей матери. Дабы не произошло несчастного случая, то есть, чтобы Ксению не придавил своим весом этот бугай, я купил вторую (огромную) клетку и пересадил в неё Херю.

Херя – так он велел себя называть. Радовался болван в перьях: «Не фиговое у моих детишек отчество будет!» И при этом непременно цыкал слюной в сторону клетки с Ксенией: – «А моё как отчество, а, мамуха? Молчишь?!» Мамуха молчала, глядя на того мокрыми глазами.

Да, насчёт перьев. Одно он обещал засунуть мне под ребро, если я ежедневно не буду увеличивать ему пайку. Также я должен был снабжать его «Беломором», плюс – никакой наволочки. Пришлось пойти на уступки. Вообще, я мог бы легко выбросить Херю за окно, но как только я собирался это сделать, Ксения так на меня смотрела, что моё сердце сжималось.

Шло время, непечатные слова в моей однокомнатной квартире раздавались непрестанно, дым стоял коромыслом. Заплёванную Ксению я переселил на кухню. И всё же Бог есть на свете: в один прекрасный летний день Херя взломал клетку и вылетел в закрытую форточку. Я и Ксения вздохнули с облегчением.

Вот так, граждане. Будьте бдительны, приобретая разных зверьков и птичек, требуйте родословную даже на улиток.

И  ещё: после побега Хери мы с Ксенией вздохнули с облегчением, а вот на улицах города резко возросли криминальные случаи, особенно квартирные кражи. Кто-то ловко орудовал через форточку, невзирая на высоту этажа.

И ещё: то ли в результате нервного стресса, то ли ещё от чего, но Ксения заговорила. Первое, что она выговорила – это известная пословица: «Любовь зла – полюбишь и козла». И вздохнула как-то по-человечески грустно.

Вот так.

 

 

 

 

 

 

                                         Тост, произнесённый шёпотом

 

 

– Тс-с, мужики! Вот женщины, что они говорят? А они говорят: Раз ты мужик, значит, обязан быть рыцарем. Хорошо, я согласен. Я согласен быть рыцарем, но, смотря чего. Поясню, объясню. Сейчас вам всё будет понятно.

Раньше какие были рыцари? Ну, в феодальные времена? Рыцари круглого стола – раз, рыцари квадратного стола – два, рыцари журнального столика... Да, короче, в те времена рыцарей какой только мебели не было. А в наши времена? Ладно, хотят женщины, чтобы мы (мужики) были рыцарями – мы согласны, по крайней мере я согласен. Но рыцарем какой мебели мне быть, тут уж позвольте мне выбрать самому.

Я тут вычитал одну ужасную историю тех самых феодальных времён, и от неё на меня таким холодом повеяло – бр-р-р! Слушайте – поучительная история.

Значит. Встретились как-то рыцарь круглого стола с рыцарем квадратного стола, а потом к ним присоединился ещё рыцарь журнального столика. Съехались они, эти рыцари мебельные и ка-ак нажрались. Еле-еле добрались до своих замков. А дома, за то, что они припёрлись пьяными в дрова их... убили. И не кто нибудь, а собственные жёны.

Как? Да как будто сговорились.

Жена рыцаря круглого стола схватила своего благоверного за железный его ворот и ка-ак жахнет его мордой об дубовый круглый стол. Насмерть! Жена рыцаря квадратного стола тоже своего мордой, соответственно, об квадратный дубовый стол. Насмерть! А жена рыцаря журнального столика вообще отчебучила: ка-ак даст бедолаге дубовым журнальным столиком по башке, у того аж забрало заклинило. Наутро с кузнецом кое-как раскрыли, а толку-то. Насмерть!

Мужики, я к чему эту дикую историю кратко рассказал. Тс-с! Женщины – они с феодальных времён как были извергинями так ими и остались по сей день. Вы согласны со мной, мужики? Сделаем выводы. Хорошо, мы будем рыцарями, но только какой-нибудь мягкой мебели – дивана там, скажем, или вообще... пуфика. В общем, мужики, моё дело предупредить. Лично я себя отныне считаю рыцарем пуховой подушки. Маленькой.

А теперь тост, только ничего, если я произнесу его шёпотом. За нас, за мужиков! За мужиков-рыцарей! А уж чего – решайте сами. Тс-с!

 

 

 

                                                                    Казино

 

 

– Я чувствую, мне сегодня повезёт, – сказал Василий, садясь к столу.

На очаровательном личике девушки (она же крупье) застыла загадочная улыбка Джоконды.

Василий водрузил на стол стопку разноцветных фишек, снял несколько сверху и положил их возле крупье. Та блеснула глазками, две карты легли на стол, Василий открыл свою.

– Ещё, – востребовал он. После некоторого раздумья снова востребовал: – Ещё... Чёрт! Перебор! – он с досадой швырнул карты на стол.

– Казино выиграло, – ласково объявила девушка и также ласково спросила: – Играем дальше?

– Играем, – рубанул Василий.

На этот раз он резко увеличил ставку – его стопка фишек уменьшилась наполовину.

– Ещё! – Когда Василий вложил в ладонь вторую карту, то по его лицу пробежала радостная дрожь, у него было двадцать. – Себе, – сказал он мягко и даже стал тихо насвистывать.

– Не свистите – денег не будет, – предупредила девушка, Василий замолк. – Что у вас?

– У меня ... двадцать.

– Понятно. – В ответ она стала набирать себе. – Двадцать одно, – нежно объявила крупье. –  Казино выиграло.

– Ёлы-палы! – нервно выпалил Василий. – Ставлю всё. Всё! – И он пододвинул к крупье оставшиеся фишки.

И снова две карты легли на стол.

– Ещё! – выкрикнул Василий, когда открыл туза. И тут к тузу он получил десятку. – Двадцать одно! Я выиграл! – закричал он радостно и с шлепком припечатал свои двадцать одно к крышке стола.

– Минуточку, – бархатным голоском пропела невозмутимая крупье. Сейчас моя очередь. По правилам казино, если крупье наберёт столько же сколько и игрок, то казино остаётся в выигрыше.

– Правила мне известны, – прохрипел Василий и весь напрягся.

Девушка открыла свою карту, добавила к ней ещё одну, потом ещё... Двадцать одно. Казино выиграло! – объявила крупье. – А теперь, милый, – вдруг в её голосе появились металлические нотки. Кстати, крупье звали Леной, и она являлась законной женой Василия. – А теперь, милый, – сказала Лена, жена Василия, – подведём итоги. Она сложила все выигранные фишки в кулачок, а затем по одной их стала метать на стол: – Эта фишка – мытьё посуды, эта – стирка белья, эта – готовка ужина, эта – поход в магазин, эта – вынос мусора, выбивка ковра... Короче, ты проигрался в пух и прах, любимый, причём на неделю вперёд. Не грусти, дорогой. Ты же сам придумал: играть в очко на домашние дела, вместо того, чтобы их просто поделить – тебе мужские, мне женские. Так что за дело, Василий!

Лена подмигнула мужу и в прекрасном настроении покинула кухню.

Через некоторое время он пришёл в себя и принялся за мытьё посуды.

«Ничего, – скобля сковородку, думал Василий. – Со следующей недели меняем «очко» на рулетку. Уж в неё мне точно повезёт».

 

Ваша реакция?

Сообщения из Facebook